Уличные бои и массовые расстрелы. Почему в Латвии с гордостью вспоминают революцию 1905 года?

0
11

Революционные события по прошествии лет воспринимаются неоднозначно. Особенно такие судьбоносные, как революция 1905-1907 годов, охватившая всю Российскую империю, включая и ее национальные окраины. Не стала исключением и Латвия, которая сегодня стремится преподнести те события в максимально выгодном для себя свете. В январские дни 1905 года на улицах Риги лилась кровь. В столкновениях с войсками гибли рабочие, которых выводили на демонстрации те же люди, что поднимали пролетарскую революцию в Петербурге. Но сегодня события тех дней в Латвии предпочитают подавать как первый самостоятельный шаг на пути к независимости и отрицают любую связь с большевиками. За какие идеалы гибли люди в Риге и кому были выгодны те события — выяснила «Лента.ру».

Пролог

К началу XX века Рига превратилась в развитый промышленный город. В столице Латвии находилось много заводов и фабрик, в том числе и самых высокотехнологичных по тому времени, на них были задействованы более 60 тысяч человек. Однако промышленники заботились о выручке, а не о том, чтобы улучшить жизнь своих рабочих. И рабочим наконец это надоело. Первый в Риге крупный бунт устроили женщины, трудившиеся на предприятии «Джутовая мануфактура». В мае 1899-го они объявили забастовку с требованием повышения зарплат, а затем вышли на марш протеста. Шествие блокировала полиция, около 200 женщин загнали в Александровский сад, чтобы допросить их, выяснить личности и позже уволить. Однако столпившиеся за оградой мужчины-рабочие попытались прийти на помощь демонстранткам, и тогда полиция открыла огонь. Погибли девять человек, многих в тот день арестовали.

Таким образом власти сами спровоцировали гораздо более массовую демонстрацию протеста — 6 мая 1899-го митинговать вышли более 20 тысяч рабочих, что по тем временам громадное число. Волнения продолжались трое суток, власти вывели на улицы солдат, но это еще больше разгневало народ: забастовкой оказались охвачены почти 30 предприятий. Усмирить рабочих и сочувствующих им удалось с большим трудом и ценой более 90 жизней.


Уличные бои и массовые расстрелы. Почему в Латвии с гордостью вспоминают революцию 1905 года?

РИА Новости

За последующие годы социальная ситуация в Риге только ухудшилась. В начале XX века Российская империя оказалась охвачена экономическим кризисом, и промышленники вместо того, чтобы предотвратить новые выступления, решили игнорировать нужды людей и сохранить свое состояние ценой практически рабского труда рабочих. Простые рижане были недовольны низкими зарплатами, а также тем, что руководство предприятий при случае безжалостно вышвыривало работников за дверь. Неизвестно, как долго бы люди терпели подобное отношение, если бы в 1904 году не началась Русско-японская война — в Прибалтике ее откровенно воспринимали как чужую. И тут возросшим недовольством воспользовалась Российская социал-демократическая рабочая партия, к тому моменту уже расколовшаяся на большевиков и меньшевиков.

У соцдемов была программа-минимум — установление в России парламентской республики и программа-максимум — захват власти рабочим классом и построение социалистического общества. Национальный вопрос предполагалось решить с помощью предоставления всем народам России права на самоопределение и свободное употребление родного языка при равенстве всех остальных языков. В Латвии появился свой нелегальный филиал — ЛСДРП — который агитировал за бойкот призыва резервистов и новобранцев в армию. Там у соцдемов нашлось много сторонников благодаря тому, что именно через порты страны в Российскую империю поступала большая часть запрещенной агитационной литературы. У ЛСДРП была и собственная газета «Циня» («Борьба»), печатавшаяся в Брюсселе и на подпольных типографиях Риги и Петербурга.

Помимо прессы, в Прибалтике хватало и завозного оружия. Латышский большевик Янис Пече писал, что партия сформировала подпольные ячейки среди моряков и часто посылала партийных агентов служить в качестве кочегаров или машинистов, чтобы они вели на судах организационную работу.

«Моряков сравнительно трудно проследить в порту, так как они съезжают на берег на короткие сроки; поэтому моряки для снятия с судов оружия и литературы решались на самые рискованные предприятия, несмотря на бдительную охрану полиции и береговой стражи», — делился Пече.

10 декабря 1904 года латышские социал-демократы организовали две массовых демонстрации фабричных рабочих против армейской мобилизации, и они прошли успешно. Но особенно на руку бунтовщикам сыграло «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 года — расстрел демонстрации в Санкт-Петербурге всколыхнул всю страну, — и Рига не стала исключением. Центральный комитет ЛСДРП выпустил воззвание, где говорилось: «Позор трудиться и работать ради наших кровопийц сейчас, когда снег на улицах Петербурга обагрен кровью наших товарищей. В этот важный момент долг зовет нас, всех трудовых людей, бросать работу и присоединяться к петербургским товарищам…»

Несколькими днями позднее правительственная газета «Рижский вестник» сообщала: «По имеющимся сведениям, в Ригу пред настоящими беспорядками прибыли до 20 агитаторов, агентов различных преступных сообществ, которые начали волновать рабочее население якобы с целью добиться улучшения положения рабочих, на самом же деле, как видно из фактов, с целями пропаганды активного участия в преступных посягательствах на существующий государственный строй».


Уличные бои и массовые расстрелы. Почему в Латвии с гордостью вспоминают революцию 1905 года?

Wikipedia

12 января в городе началась всеобщая политическая стачка. Проправительственная пресса сообщала, что на предприятия являлись вооруженные дубинами и револьверами агитаторы, требовавшие немедленно прекратить работу. В рижском районе Задвинье бастовали 20 тысяч человек, а районе Ильгеземее — 10 тысяч. Не обошлось без столкновений с полицией. Например, у картонажной фабрики Каплана из толпы в стражей порядка несколько раз стреляли из револьверов, причем одному околоточному надзирателю пулей пробило пальто. Стачечники стреляли в солдат также на улицах Александровская и Дерптская. Полиция не применяла силу, потому что жертв не было. Но все изменилось на следующий день.

Первое столкновение

В четверг, 13 января, демонстрация продолжилась, но уже не такая масштабная — по свидетельствам очевидцев, на улицы вышли 10 тысяч человек с лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствует революция!», «Слава петербургским рабочим!». Но в тот день на пути колонны встали войска, выстроившиеся у моста на углу улицы Карловской и картофельного рынка. Толпа стала напирать на солдат. Один из агитаторов закричал, что он якобы сам читал правительственную телеграмму, в которой воспрещалось стрелять по демонстрантам.

«После этого толпа стала еще смелее и попыталась прорвать цепь, — писал в своем репортаже корреспондент «Рижского вестника». — Передние демонстранты стали хвататься за солдат; у барабанщика сорвали тесак, одному фельдфебелю нанесли побои, офицера ударили по голове железной палкой, а в грудь какой-то железной штукой; толпа уже хватала за штыки; в то же время с насыпи в войска полетели камни, а часть толпы бросилась вниз».

В тот момент репортеру показалось, что войска были окончательно смяты, но тут раздался барабанный бой — команда приготовиться к бою. Послышались одиночные выстрелы из толпы, еще два предупреждения барабанным боем, а затем стрельба со стороны солдат. Стоявшая на Карловской улице толпа в панике бросилась бежать. Одновременно раздались выстрелы еще и со стороны Большой Сборной улицы, откуда двигалась вторая полурота солдат. Но прежде чем подкрепление успело выстроиться в боевую позицию, пятеро из них упали, раненые выстрелами из толпы. Тогда солдаты тоже открыли огонь.

«Эффект был ужасный. После первых выстрелов наступила гробовая тишина, а затем послышались крики и стоны раненых. Все улицы были заполнены бегущими в ужасе людьми. Набережная опустела моментально; только кое-где валялись убитые и раненые», — отмечал репортер.


Уличные бои и массовые расстрелы. Почему в Латвии с гордостью вспоминают революцию 1905 года?

Латвийский национальный архив

В стычке солдат и демонстрантов были убиты 20 мужчин и две женщины, в городскую больницу, в лечебницу Красного Креста и в другие места развезли более семи десятков раненых, позже еще 20 из них скончались. Однако жертв могло быть больше, потому что многих бунтовщиков спрятали сочувствующие на конспиративных квартирах. Тяжелые ранения получили государственные чиновники, которые находились в толпе и пытались не допустить кровопролития — председатель правления русской ссудо-сберегательной кассы и помощник пристава. Среди солдат насчитали восемь убитых.

19 января «Русский вестник» опубликовал поименный список жертв. Среди убитых были 35 социал-демократов, в том числе и лидеры движения — рижские рабочие Трина Фреймане, Мария Парейзе, студент Рижского политехнического института Константин Печуркин и другие. В числе погибших был упомянут и убитый демонстрантами солдат Леонтий Адамчук, торжественные похороны которого состоялись 17-го. Противники властей утверждали, что такое количество жертв явно занижено. По учебникам советского времени позже кочевала цифра в 70 человек убитых и около 200 раненых. Бунтовщики затихли на несколько дней — для того, чтобы подготовиться к ответному удару.

Пожар революции

ЛСДРП начала спешно формировать в городах боевые дружины, а в сельской местности — вооруженные отряды так называемых «лесных братьев». Революционные волнения начались в Либаве (Лиепае), Митаве (Елгаве), Виндаве (Вентспилсе), Двинске (Даугавпилсе). В июне 1905 года на съезде соцдемов было принято окончательное решение готовиться к вооруженному восстанию.

15-го июня начался бунт военных моряков в портовой Либаве, откуда восемью месяцами ранее вышла к берегам Японии 2-я Тихоокеанская эскадра — она погибла в Цусимском проливе. Как и на броненосце «Потемкин», поводом поднять восстание стало испорченное мясо. 18 июня бунт подавили при помощи армии, к суду привлекли 138 человек, но расстрелять никого не решились.

9 июля в Латвии состоялась стачка в память об убитых 9 января в Петербурге и 13 января в Риге. В одной только Риге остановились 60 заводов и фабрик, бастовали рабочие Либавы, Митавы, Виндавы, Двинска. Одновременно начались забастовки батраков в имениях. Революционная газета «Циня» писала: «События последних недель явились переходом к открытой революции. Обычно мирные жители "божьего уголка" поднялись и тысячными массами стали осуществлять свою волю. Порабощенные в течение семисот лет, они заставляют дрожать своих господ. В течение многих поколений они существовали в государственных бумагах только как объект налогов и рекрутчины, теперь они превращают эти бумаги в пепел. Давно они с отвращением смотрели на государственных орлов и портреты самодержцев, теперь же сокрушают эти символы рабства в прах».

Акции ЛСДРП становились все громче. В ночь на 7 сентября 52 боевика совершили настоящую диверсию — с оружием в руках ворвались в Центральную Рижскую тюрьму, предварительно перерезав телефонные провода, и освободили двоих товарищей, которым грозила смертная казнь. Тюремная стража потеряла 15 человек убитыми и ранеными. 28 ноября в городе Туккум (Тукумс) огромная толпа, охраняемая вооруженными дружинниками, направилась к тюрьме, чтобы освободить арестованных.

«Из казармы выскочили драгуны. На Алтмокенской улице произошло столкновение. В перестрелке был убит драгун Смирнов. Озверевшие драгуны, мстя за него, стреляли в мирных жителей, стоявших вдоль улицы, на тротуарах. Были убиты 35 человек. На площади Буркас драгуны убили большевика Анскалиса», — рассказывал очевидец.

Расправа с известным соцдемом вызвала крайнее возмущение ЛСДРП. Уже 30 ноября вся власть в Туккуме была в руках революционного комитета. Бои между правительственными войсками и дружинниками продолжались до 6 декабря. В итоге царской власти удалось вернуть город, но вслед за туккумцами взбунтовались жители в Виндаве, Тальсене (Талси), Айзпуте, Руиене. В конце 1905-го и в 1906 году восставшие крестьяне и сельскохозяйственные рабочие сожгли и разрушили в Лифляндской и Курляндской губерниях 459 помещичьих имений — свыше 40 процентов из общего количества. По всей Латвии продолжали действовать боевые дружины, развернулось партизанское движение.

Триумф поверженных

Правительство давило бунты самыми жестокими методами. «Войсковые части в количестве от 500-600 человек отправляются в поход с несколькими пушками, — сообщал корреспондент газеты "Петербургас Латвиетис". — Каждого встречного останавливают, обыскивают и подвергают допросу; требуют, чтобы он выдал членов Распорядительного комитета и прочих "подозрительных" лиц. Потом производится обыск в домах, где заседал Распорядительный (исполнительный) комитет или где жили "подозрительные" лица. Если кого-нибудь застают дома, виновный безжалостно расстреливается, и счастлив тот, кто отделается одной поркой».

По официальным данным социал-демократов, за период с 1 июня 1906 года по 13 апреля 1907-го полевой суд только в Риге приговорил к расстрелу 130 человек. Всего же число расстрелянных и повешенных революционеров доходило до полутора тысяч, но, как утверждал большевик Павел Дауге, еще несколько тысяч просто расстреляли во время бегства.

«Применяемые в настоящее время в курляндской деревне правительством средства подавления восстания соответствуют обстоятельствам — против оружия действуют оружием, — писал адвокат Янис Чаесте, позже ставший первым президентом независимой Латвии. — Военные части двигаются из одной волости в другую, и частенько наказание совершается на месте; кто признан виновным, тут же расстреливается или же арестовывается. Не нужно слишком волноваться и грустить по поводу павших невинных жертв. Пусть их кровь облагородит и поднимет нас для более возвышенных дел, для нового, более счастливого будущего».


Уличные бои и массовые расстрелы. Почему в Латвии с гордостью вспоминают революцию 1905 года?

Wikipedia

Окончательно революцию в Латвии подавили в 1907 году. Социал-демократы ушли в глубокое подполье на целых 10 лет, до тех пор, пока не распалась Российская империя. С новой большевистской властью у них установились хорошие отношения — коммунисты чтили заслуги латвийского филиала РСДП, бывшие бунтовщики в Латвии помнили, кто снабжал их оружием и агитационными материалами. Но в нынешней Латвийской Республике решили «приватизировать» события столетней давности. Теперь бунтари начала XX века подаются как герои борьбы за независимость.

В современных латвийских учебниках утверждается, что в 1905 году люди поднялись против проводимой властями русификации своих школ. Президент Вайра Вике-Фрейберга в 2005 году на международной конференции заявила: «Впервые латышский народ потребовал для себя свободу». 100-летний юбилей революции 1905 года отмечался в Латвии очень широко: проведением выставки, концертом в центре Риги, памятным богослужением, возложением цветов к памятнику Свободы. По словам лидера современной латвийской социал-демократической партии Дайниса Иванса, «события 1905 года вывели латышей на сцену мировой истории».

По иронии судьбы уже через несколько лет после этого празднества 13 января в Латвии чуть не случилась очередная революция. В 2009 году в самом центре Риги состоялся митинг, во время которого тысячи измученных экономическим кризисом латвийцев потребовали честного и открытого руководства страной, оперативного и разумного решения экономических вопросов. Акция переросла в массовые беспорядки, участников которых разгоняли с помощью спецподразделений. Во время столкновений у здания Сейма ранения получили 30 человек, еще 28 пострадавших пришлось госпитализировать. В общей сложности полиция задержала 126 человек, многие из которых пошли под суд. Эти события сильно ударили по имиджу государства.

Видео дня. Можно ли подхватить коронавирус через посылку

Источник: news.rambler.ru
Поделиться статьей
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Читайте также

Экс-депутат Госдумы Рэм Храмов умер в Оренбурге
0
32
Роструд напомнил россиянам о предстоящих длинных выходных
0
36
В Праге активисты выступили против площади Бориса Немцова
0
36
Помпео планировал скрыть встречу с Лавровым
0
35

Комментариев: 0

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика