В ночь с 31 мая на 1 июня на улице Есенина в Петербурге произошёл пожар. У здания Горбольницы №2 горел контейнер-рефрижератор с телами людей, погибших предположительно от COVID-19. В подобных  «передвижных моргах» тела хранились в ожидании посмертных анализов на коронавирус. Вокруг обстоятельств происшествия пока много неясного.

фото: Геннадий Черкасов

Как сообщает МЧС, сигнал о пожаре поступил без шести минут два 1 июня, уже в 2:11 ночи возгорание удалось ликвидировать. В «холодильнике» площадью два на шесть метров и высотой в три метра загорелся компрессор кондиционера площадью три квадратных метра. Пока нет точных данных, сколько тел находилось внутри в этот момент – в патологоанатомическом отделении больницы «МК» отказались комментировать ситуацию с рефрижератором. По некоторым сведениям, там было пять тел.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Минспорт России вернул госаккредетацию ВФЛА

«Сгорели в холодильнике?» — удивляются в комментариях жители Санкт-Петербурга, высказывая подозрения, что это мог быть и поджог. Однако МЧС называет причиной пожара компрессор кондиционера.

Один из петербургских специалистов, занимающихся холодильными установками, в разговоре с «МК» предположил следующее: «Он, по сути, работает как обычный холодильник. То есть может, например, и сильно перегреться — если есть недостаток воздуха. Бывают неправильные условия эксплуатации, заводской брак — тогда тоже может быть перегрев. Это первая причина. Ну а второе — как и любой электроприбор, компрессор может загореться от короткого замыкания».

Вторую больницу перепрофилировали под больных с коронавирусом одной из первых, ещё в марте. В конце апреля рядом с моргом появился контейнер-рефрижератор. Как пояснили в Комздраве, такие контейнеры поставили у восьми городских стационаров, в том числе у Госпиталя ветеранов войн, также отданного под COVID-19. Там полагалось хранить тела погибших от вируса, пока диагноз не подтвердится лабораторно.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Красноярские ученые создали программу для изучения хвойных деревьев

Напомним, что в Петербурге смерть от коронавируса подтверждают очень долго и с массой бюрократических сложностей. Работает специальная комиссия по анализу летальных исходов от гриппа и ОРВИ, и только её решением человек может быть признан погибшим от COVID-19. А так как работает она медленно – например, в конце мая сообщали об умерших в апреле – то и похоронить близких, ставших жертвами вируса, петербуржцы могут не сразу. В контейнерах-холодильниках тела «ждут диагноза».

А диагноза в Петербурге – даже посмертного – ждать можно долго. Даже если умер известный человек. Например, в мае от коронавируса, пролежав несколько дней в реанимации, скончался известный петербургский скульптор Роман Шустров. Его не стало 13 мая, через неделю семья скульптора обратилась к депутату ЗакСа Борису Вишневскому за помощью: официального диагноза все ещё не было, проводить Шустрова в последний путь было нельзя. 21 мая вдова сообщила, что накануне наконец подтвердилось, что Шустров болел именно коронавирусом. . И это ситуация с известным горожанином, к которой подключился деятельный депутат – что уж тут говорить о простых смертных.

Источник: www.mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.