Политологи оценили возможность масштабной войны с участием Турции

0
7

В среду, 9 октября, началось наступление Анкары на север Сирии. Цель операции — разгромить курдские отряды «Сирийских демократических сил» (СДС) и обеспечить зону деэскалации в районе турецко-сирийской границы. Международное сообщество обеспокоено возможным исходом военного конфликта, ведь он может спровоцировать усиления активности отрядов джихадистов, в том числе боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ).

Фото: msb.gov.tr

Эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН Владимир Сотников, ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований МГИМО Александр Крылов рассказали «МК» о возможном развитии событий, а также реакции других стран на действия президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

– Существует ли опасность перерастания турецкой операции в масштабный военный конфликт с участием других стран?

Владимир Сотников: Считаю, что такой исход возможен, поскольку турки не намерены останавливаться. Во-первых, это уже их третья операция в Сирии. Во-вторых, к этому вторжению турецких военных на суверенную территорию иностранного государства очень отрицательно относится президент САР Башар Асад. Иран также может не остаться в стороне. В плохом сценарии — это война всех против всех. Конфликт может охватить не только сирийскую оппозицию и официальные сирийские войска, но и других игроков.

Александр Крылов: Общая ситуация в Сирии очень сложная, и турецко-курдский конфликт один из, по меньшей мере, 12 конфликтов или войн, которые могут возникнуть в Сирии. Ситуация опасна: слишком много здесь и внутренних и международных сил, которые задействованы в сирийском конфликте. Сама по себе новая война может стать детонатором еще для нескольких войн, сразу по нескольким направлениям.

– Вторжение Анкары может привести к возрождению ИГИЛ?

Антон Мардасов: Процесс возрождения ИГИЛ идет давно и планомерно на востоке Сирии и территории Ирака. Несмотря на то, что сирийские спецслужбы периодически оперируют в районах, где остались ячейки ИГ, подобный конфликт создает благодатную почву для джихадистов.

Владимир Сотников: В подконтрольных курдским отрядам лагерях находятся пленные бойцы ИГИЛ. Если курды будут разгромлены, охранять пленных боевиков будет некому, и этот миллион джихадистов, в плохом варианте, может опять распространиться по стране. Правительственные сирийские войска, вполне вероятно, могут вмешаться для того, чтобы выбить, прежде всего, игиловцев.

Александр Крылов: Возрождение ИГИЛ — вещь практически нереальная, потому что никаких потенциальных возможностей сейчас эта организация на территории Сирии, фактически, не имеет.

По данным ООН, насчитывается от 24 до 28 тыс. боевиков ИГИЛ, но они разбросаны по различным странам — в Ираке, Афганистане, Ливии, на Синайском полуострове. Что касается Сирии, практически все боевики блокированы в провинции Идлиб, где у ИГИЛ очень сложные отношения с другими исламистскими группами. Поэтому вряд ли стоит говорить о том, что произойдет возрождение ИГИЛ.

Тем более, его руководство, которое находится в труднодоступных районах Ирака и Афганистана, в настоящее время пересмотрело свою программу, и работает против США, Западной Европы и РФ. То есть создает в основном благоприятные условия для концентрации своих боевиков, создания конспиративных ячеек и проведения всевозможных диверсионных действий. Что касается Сирии, не вижу возможности, чтобы эта организация подняла там голову. Тем более, многие, кто верил в идеологию халифата, фактически, сейчас разочаровались в ИГ. Потому что само по себе ИГ им представлялось совершенно иным, чем то государство, которое создавали на подконтрольных территориях главари халифата.

— Как турецкая военная операция повлияет на российские интересы в Сирии?

Антон Мардасов: Россия сейчас выдерживает дипломатический нейтралитет, но в целом эта операция одобрена Москвой. Она вписывается в усилия РФ по возвращению беженцев, поскольку Турция планирует создать зону деэскалации в районе турецко-сирийской границы. Также турецкая операция позволяет активизировать переговоры с курдами.

Владимир Сотников: Сейчас у России как гаранта стабильности в Сирии прочные позиции, Москва сразу призвала Турцию к сдержанности. У России хорошие отношения с Турцией, мы поставляем оружие. Также и хорошие отношения с Асадом. То, что Асад смог очистить территорию Сирии от боевиков кроме отдельных анклавов — во многом заслуга РФ. Москва выступает в виде арбитра, чего американцы сделать не могут. Хотя США во время предстоящего визита Эрдогана в Вашингтон будут уговаривать отменить эту военную операцию, но американцы из-за Трампа несколько отстали от ситуации.

Александр Крылов: Так как Россия занимает позицию законного президента Сирии, а Башар Асад назвал действия Турции актом агрессии, объективно отношения Москвы и Анкары также будут ухудшаться. Российский региональный интерес — поддерживать режим Асада, как единственную политическую сила, которая выдержала интервенцию международного терроризма, сумела подавить и внутреннюю и внешнюю оппозицию.

В данном случае объективно будут ухудшаться наши отношения с Турцией, потому что президент Сирии воспринимает эту операцию, как агрессию со стороны Турции, пусть даже под предлогом борьбы с курдскими террористами.

С точки зрения международного права действия Анкары являются вторжением иностранного государства на суверенную территорию Сирии или открытой агрессией. Также не известно, как дальше поведут себя США. Мы все хорошо помним, что во время сирийского кризиса американцы подержали именно курдов.

Америке не нужна эта война, но Трамп может, например, мобилизовать масштабную международную поддержку курдов, а это приведет к дальнейшему ухудшению отношений Турции с другими странами, привести к экономической изоляции Турции.

Предполагаю, что Эрдоган тоже не будет раскручивать эту ситуацию до широкомасштабных военных действий. Думаю, он нанесет удары по точкам, где он считает, находятся базы курдских террористов, и может свернуть свою деятельность на этом фронте, начать уже просто идеологическую кампанию, говоря и убеждая свое, прежде всего, население в том, что была проведена крупнейшая антитеррористическая акция, набирать очки у себя в стране.

Серьезная проблема и для Турции, и для Западной Европы, и самой Сирии — возвращение беженцев на родину. Этой проблемой вообще никто не занимается. Особенно это касается сирийцев, которые проживают в лагерях на территории Турции, Ливана и Иордании. Около 5,5 млн человек живут в невероятных условиях.

Источник: www.mk.ru



Поделиться статьей
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Читайте также

Обнаружена хорошо сохранившаяся древняя железоплавильная печь
0
1
Турция и США договорились приостановить операцию в Сирии
0
2
Пушков оценил жест Эрдогана, якобы выбросившего письмо Трампа
0
4
Названа основная причина смерти пассажиров SSJ-100 в «Шереметьево»
0
4

Комментариев: 0

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика